От превосходства к реализации себя.

Раз души, ищущие сна способны пробудить сознание
Что стоит вся ваша игра, на поле боя, за признание
Хоть мир вы покорите весь до дна, оставив гордое послание
Не стоит свеч ваша игра, ведь участь ваша - обладание.

— Al

 
 

Статья о том, о чём часто боимся признаться себе.

Начнём с истории…

…Однажды родился ребёнок, в обычной семье. Родители не очень были готовы к его приходу, поскольку были молоды, у них были стремления реализовать себя, они очень хотели состояться, а уж потом, когда-то, мог появиться и малыш.  Но как часто бывает в жизни, они были застигнуты врасплох, и этому маленькому созданию суждено было появиться на свет не в самое простое, по их мнению, время.

Конечно, когда ребёнок ещё был внутри мамы, она ощущала беспокойство по поводу предстоящих родов и изменений в жизни, она не знала как это изменит их жизнь и повлияет на её отношения с будущим отцом. Иногда, в те моменты, когда возникали ссоры с будущим отцом ребёнка, она ощущала огромный страх за свою жизнь, за жизнь ребёнка, и за пока ещё не ясные перемены в их жизни. В некоторые моменты ей казалось, что она может быть отвергнута и вовсе оказаться одной с малышом на руках. В такие моменты она пыталась не размышлять об этом, гнала эти мысли прочь, пытаясь принимать удары судьбы и верить в любовь; - ведь она скоро станет будущей мамой.

Все эти беспокойства мамы переживал и ребёнок. Он не осознавал истинных причин её беспокойства, поскольку ещё не обладал способность понимать, но уже мог переживать чувства мамы как свои собственные. Он чувствовал страх, но атмосфера внутреннего пространства, спокойный ритм сердцебиения мамы, вселяло чувство защищённости, и в этом он находил утешение.

Но вот, пришло время, когда он должен покинуть, уже тесное к тому времени, пространство «дома» в котором он ощущал свою защищённость. Все недавно пережитые страхи поднялись с устрашающей силой, он уже не так хорошо ощущает её сердце, но всё больше чувствует её беспокойство и страхи, он чувствует её боль. Он всецело поглощён страхом перед предстоящей неизбежностью, которая ощущается им как нечто ужасное и болезненное. Он не желает встретится с ней, переживая эту отвергнутость; но выхода нет, со всем этим страхом он вынужден прыгнуть в неё несмотря на все свои сопротивления…

…Придя в этот мир он не догадывался о том, что родители не всегда будут к нему терпеливы. Они считали, что если он кричит и тянет к ним свои маленькие ручки в неудобное для них время, то это признак капризности, а не желание чувствовать свою защищённость в этом, в уже новом для него пространстве «дома». Иногда они кричали на него, иногда от безвыходности могли шлёпнуть, но что самое страшное, это оставить его одного, когда ему было не спокойно и нужно было ощущение чувства защиты; это он мог обрести лишь в те моменты, когда мама или папа, сближаясь с ним, обнимали и прижимали его к себе. Часто ему приходилось засыпать от усталости и безысходности, не получая необходимого тепла от мамы и папы после очередного плача, а родители считали, что они выиграли очередное упорство его неспокойного характера.

Так росла пропасть между ребёнком и его новой реальностью, его новым домом. Шаг за шагом он всё больше ощущал свою не нужность, этот новый дом не казался ему таким дружелюбным и «тёплым» как тот из которого его отвергли.

Он стал учиться выживать и обретать новые правила взаимодействия со своими родителями – это и был его мир, в котором не было той защищённости, а лишь чувство постоянной тревоги и беспокойства.

В те моменты, когда он хотел есть, приходила мама и он мог чувствовать её тепло и заботу, и чтобы она понимала этот момент он научился плакать в определённое время и определённым образом, это стало для него вознаграждением. Он стал чувствовать себя увереннее, потому что начал замечать это свойство и его крик стал управляемым, что не могло не радовать маму, в такие моменты она понимала, что он этого заслужил. Он тонким образом воспринимал всё это, потому что он по-прежнему связан с её эмоциональным состоянием и хорошо её чувствовал. Он стал заслуживать её внимания, и чувствовать её состояния, она отвечала взаимностью.

Но иногда ему хотелось больше тепла, сам того не осознавая, он «расстраивал» маму, а иногда это делал и отец; переживая её неприятные состояния, ребёнок чувствовал при этом собственную вину. Ощущения собственный вины часто переживались как состояния не нужности, отвергнутости и брошенности; как нечто уже сформировавшееся внутри него.

…Проходило время, ребёнок взрослел. Уже следовав привычной модели поведения он «требовал» внимание и заботу близких ему людей, - мамы и папы. Иногда ему доставалось, и взрослые, раздражаясь на него, могли наругать или даже использовать наказания. Вся эта система жизни уже была привычна для него, и он знал как противостоять ей – выживать. Сами того не осознавая родители формировали в нем силу противостояния, сопротивления жизни, единственной целью которой было получить желаемое и утвердиться в своей силе.

Наблюдая за своим ребёнком, они часто сравнивали его с другими детьми, отмечая в других те качества, которые они хотели видеть в нем, или сравнивали его с его братьями и сёстрами.

Ребёнок начал понимать, что с ним что-то не так и для того чтобы добиться признания родителей он должен соответствовать их предпочтениям. Иногда ему удавалось быть хорошим, и он получал одобрение со стороны родителей, но всё чаще ему приводились новые примеры того каким он должен быть. Он старался, но усилия всё чаще приводили его в состояние отчаяния, и он начал всё больше верить в свою неполноценность.  В этой вере он стал отвергать себя от родителей и от других людей, объясняя себе, что он не такой как те, что были лучше, - недостойный их.

Все попытки быть ближе к родителям, чтобы хоть как-то сократить этот разрыв, оставались не услышанными, в виду их собственной «занятости», а друзья и среда обетования, укрепляли веру в то что выживает сильнейший и он должен им стать.

Иногда он сдавался под натиском обстоятельств жизни, избегая душевной боли, и это всё больше отдаляло его от других. Он чувствовал жалость к себе и от этого становился ещё больней.

Ребёнок всё чаще переживал своё чувство разделённости с миром и находился в одиночестве. Чувство жалости к себе он научился подавлять, - ведь надо быть сильным! …я не должен плакать и показывать свою слабость! …ведь таким меня не примут! … меня всё равно никто не услышит!

Его «внутренний ребёнок» был задавлен волей к выживанию и впоследствии именно он будет отвергать весь мир, закрывая от него любые проявления собственных чувств, как собственную слабость.

… Началась школа. В борьбе за выживание, среди себе подобных, он стал воспитывать уже знакомое ему чувство борьбы – соперничество. Вся система воспитания построена таким образом, чтобы всё больше утвердить его в чувстве превосходства, - надо быть лучше, лучше чем другие, лучше во всём! В свою очередь и одноклассники, желая превзойти его, часто унижали его, выискивая и подчёркивая в нем его слабые стороны. Ребёнок стал напряжённым, раздражительным. То же самое чувство превосходства, дома, поддерживали в нем родители, - его стремлением стало желание доказать им что он достойный их внимания и любви и должен быть признан ими, как имеющий право на жизнь.

Бывало и так что ему доставалась из-за младшего брата или сестры, родители объясняли ему: - ведь ты же старший!

Но родители часто не слышат своих детей, а ему так хотелось, чтобы хоть дома он мог получить тепло и поддержку в том, что он существует, что его тоже любят.

Не получая этого от своих родителей и близких, он стал искать признания среди друзей.  Он начал искать «славу» среди друзей старше его по возрасту, с тем лишь, чтобы равняться на них и стать «взрослее» доказав себе и другим что он может. В эти моменты о начал ощущать себя востребованным, увидел интерес к нему со стороны его друзей. Он не осознавал, что такие друзья тоже живут в такой же системе выживания, где соперничество между себе подобными, а зачастую с желанием унизить младшего и возвысится над ним, является неотъемлемой частью дружбы. В этот момент его жизни, из желания соответствовать им, в пылу соперничества намереваясь превзойти себя, он соглашается на всё что ему предложат его старшие друзья, находя в этом их признания: курение, алкоголь, наркотики, воровство, нарушение социальных правил, игра между жизнью и смертью.

Он чувствует себя взрослым, из чувства соперничества с ними, доказав им и себе, что сравнявшись с ними хоть в чем-то, он становится таким же как они и заслуживает право быть признанным.

Родители и воспитатели, не признавая индивидуальность ребёнка, сами не осознавая того, толкнули его на путь признания в среде себе подобных, тем самым создав все необходимые для этого условия, косвенно позволив ему обретать признание в нарушении принятых социальных норм.

Он теряет доверие к родителям и «воспитателям», а всё больше тяготеет к своим друзья, доверяет им, ведь там его признают, там он герой.

В этот момент молодой человек всё больше укрепляет, уже привычную ему, разделённую, «тёмную» часть своего ума, которая борется за выживание посредством признания – это его тень.

Тень, которая в последствии будет его союзником, когда его «социальная» часть и другие люди, будут его осуждать, а она сможет противостоять им, используя весь арсенал «оружия».

Это разделение его психики уже случилось с ним ещё в раннем детстве, когда родители отвергали его, и сейчас укрепляется с ещё большей силой.

В этом, как ему кажется, он находит своё самоопределение, свою уникальность; - я другой, не такой как вы!

Среда обетования ребёнка по праву определяет его систему выживания – его эго.

После следствие…

Дальше… В контексте такого поворота событий, этот человек будет воспитывать свою волю в противостоянии тех, кто не признает его «величия». Последствия могут быть грандиозными: борьба за свою точку зрения, создание движений и течений себе подобных, управление другими через использование любых методов подчинения – власть.

Но есть также и те, кто не смог «прижиться» группах, они пребывают в одиночестве, и вырабатывают форму взаимодействия с миром через собственную гордыню в отвергнутости. Они вооружаются знаниями в разных областях жизни, развивая свой интеллект, и становятся «критиками жизни», их превосходство – интеллектуальные знания и собственная значимость.

Но на этом ничего не прекращается, ведь стремления по-прежнему не реализованы, нужна по-прежнему борьба, завоевания, - потому что в корне остаётся не реализованным стремление быть признанным.

Человек, воспитанный в таком ключе, вынужден либо подчинять волю других, либо любым способом отвергать не угодных ему.

Но чего на самом деле лишён человек, когда воспитывается в подобных условиях?

Вы вынуждены постоянно сравнивать себя с другими, чтобы из этого действия определить собственную линию реализации. Будучи в этой системе выживания, вы равняетесь на лидеров, которых выбираете как элемент подражания, исходя из собственных предпочтений, с желанием обладать их качествами или их достижениями в материальном мире. Затем вы вступаете в соперничество с ними с напряжённым желанием превзойти себя в этом, да и их тоже.

Если вам это даётся с огромным трудом, вы, исходя из чувства жалости к себе, склонны сдаваться, тем самым отвергая этих лидеров и их достижения и подавляете сомнения внутри себя. Вы вырабатываете внутреннее противостояние, направленное против них, для того чтобы сохранить собственную линию выживания, с тем, чтобы остаться с собой как есть. Также вы вступаете во внутреннее противостояние с их взглядами и другими людьми, которые их поддерживают, потому что вас не признали.

В этом противостоянии вы по-прежнему ребёнок, жаждущий признания, но уже не родителей, а других людей, и в итоге всего мира.  Вы ощущаете, что мир отвергает вас на каждом шагу, и иногда вы склонны замыкаться в себе. Вы даже не догадываетесь о том, что все ваши действия исходят из чувства жалости к себе, потому что, глубоко внутри, жалея себя, своего «внутреннего ребёнка», вы бессознательно мстите за это всему миру.

Вам крайне сложно понимать творческих людей, считая, что у них есть особенный талант к этому, а вам проще идти путём интеллекта, тут вам понятнее. Но на таком пути вы становитесь менее чувственными к жизни, к ситуациям, к людям, всё больше пытаясь предугадывать события при помощи интеллекта. Такой путь - путь потерь, разочарований, жёсткости, постоянной смены партнёров, использования стимуляторов в качестве возбудителей ваших чувств и утверждений что мир жесток и в нем выживает сильнейший.

Но вы не видите, что в такой системе выживания вами управляют всё те же лидеры, все те, кого вы считаете выше себя, их взгляды на жизнь, их привычки, потому что вы подражаете им и вы не видите выхода из этого порочного круга. Вы всё время думаете, что ваша свобода не за горами, ещё немного больше труда, ещё немного больше денег и вы станете свободными, но по факту вы только всё больше «грузните» в этих системах достижений, а свобода – это лишь мгновения покоя на коротком отдыхе, на стимуляторах, отключающих хаос вашего ума.

Глядя на более свободных людей, вы считаете их или счастливчиками, или сумасшедшими.

И конечно, самое сложное, найти во всём этом вдохновение, собственную уникальность, быть креативными.

… Но не всё так печально, ведь благодаря подобной системы выживания человек уже зная эту сторону жизни, в борьбе и соперничестве, отталкиваясь от неё, ищет свою собственную самореализацию через внутреннюю работу над собой, обретая в этом осознанность.  Именно такая очевидная разделённость между материальным и духовным создаёт в человеке стремление превзойти себя, а не других. Когда всю свою волю, которая раньше была направлена на систему выживания он направляет во внутреннюю работу над собой, он может достичь изначального знания о своей реализации. Признание, которого раньше он добивался в детстве, а затем в зрелом возрасте, он осознает, как стремление в собственной аутентичности, уникальности своего проявления в жизни, понимая, что на самом деле он всегда боролся только с самим собой, а всё остальное лишь способствовало его самоопределению – пониманию того, кто он есть. Постепенно, работая над собой, он избавляется от чувства жалости к себе, и обретает подлинное единство и гармонию со своей душой, уходит борьба и противостояние с миром и людьми, он становиться целостным.

… Самое главное, что каждый из нас здесь ищет, это самоидентификацию, само-определённость. Путь к этой самоидентификации люди называют путём реализации, но на самом деле именно жизнь в этой самоидентификации и есть реализация. Простыми словами, все стремления человеческого существа исходят из глубинной цели познать себя и в этом познании случается невероятный феномен – принятие или признание себя на глубоком уровне как Творца, а в проявленном мире -  как уникальное его преображение в жизнь.

Только в этот момент окончательно отпадает борьба за выживание и самоидентификацию, поскольку вы осознаете свою изначальную безграничную природу и безграничный ресурс силы, который вам принадлежит всегда и везде, и только от вас зависит его форма выражения, ощущая при этом, чувство благости и единства с миром.

Теперь вы сам творец в человеческом теле, проявляя себя в мир через собственную уникальность!

По-настоящему, вся работа над собой происходит только внутри вас, а средства, которые вы выбираете, зависят лишь только от меры вашей осознанности, или идти путём борьбы и завоевания мира или путём «завоевания» себя.

О признании и завоевании мира:

Великий полководец Александр Македонский попросил, перед смертью, чтобы его хоронили так, чтобы из гроба были видны его руки. Он хотел этим сказать, что он ушёл из жизни с пустыми руками и всё что он достигал, добивался в течении жизни не имеет смысла.

Он сказал перед смертью: «Когда будут нести мой гроб я хочу, чтобы все видели мои руки, - я пришёл сюда с ни с чем, с этим же и ухожу!»

О завоевании себя:

Единственная борьба, которая существует в умах людей, посредством завоевания мира и подчинения себе подобных, на самом деле лишь происходит внутри их существа. Обладание собой – вот цель всех воин и завоеваний!